2022-07-27
Массовый уход брендов, закрытие заводов, сворачивание дилерских центров – звучит как кошмар, но все это стало реальностью в России на волне санкций со стороны Запада.

Шторм продолжается: как авторынки Казахстана и России переживают кризис

Массовый уход брендов, закрытие заводов, сворачивание дилерских центров – звучит как кошмар, но все это стало реальностью в России на волне санкций со стороны Запада. Автопром попал под жесткий прессинг, который рикошетом задел и рынок Казахстана.

Исторический антирекорд

Согласно последним данным статистики, в мае в России продали всего 27,5 тысяч новых автомобилей. Результат стал худшим для отрасли за много лет. Для сравнения, в мае 2021-го было продано более 150 тысяч машин! Даже если вычесть отсюда легкий коммерческий транспорт, то все равно падение составило 78%. Все три лидера рынка – Lada, Hyundai и Kia – потеряли более 80%. В целом с января по май российский авторынок сократился на 52%. Очевидно, тенденция печальная.

Европейские производители прекратили производственную деятельность. Например, Volkswagen и Skoda закрыли заводы, а Renault и конвейер остановили, и московское предприятие отдали местным властям, и АвтоВАЗ вывели из-под контроля альянса. При этом европейцы пока держатся в топ-10 по продажам, распродавая остатки: Renault на пятом месте по итогам мая, Skoda и Volkswagen – на девятой и десятой строчках.

Казалось бы, время местным производителям воспользоваться ситуацией. Однако и тут сказались санкции: большинство моделей российского автопрома использует огромное количество импортных комплектующих. Отсюда – резкое падение ассортимента. АвтоВАЗ со скрипом наладил производство упрощенной Lada Granta (сниженный эко-класс, нет ABS и подушек безопасности), а сейчас тольяттинцы бьются над перезапуском Vesta. Упрощению подверглись и обе «Нивы». Судьба Largus пока не ясна. УАЗ «Патриот» из-за санкций лишился автоматической коробки, которая появилась на нем относительно недавно. И так далее, и тому подобное.

Как реагирует авторынок Казахстана?

Если судить по данным статистики Ассоциации казахстанского автобизнеса, то у нас все значительно оптимистичнее, чем у северных соседей. В июне 2022 года были проданы 11 418 легковых автомобилей, тогда как результат мая – 8 295 авто. Прирост – солидные 3,2 тыс. единиц. Интересно, что июнь 2022 года совсем немного отстал от июня 2021 года – тогда дилеры реализовали чуть более 12 тыс. машин.

Впрочем, не будем забывать, что серьезное оживление рынку придало возобновление программы льготного автокредитования. Желающие приобрести автомобиль рванулись в салоны в середине-конце мая, в июне получили вожделенный транспорт – оттуда и такая позитивная статистика.

При этом, конечно же, кризис в автомобильной отрасли России вносит свои коррективы. Во-первых, вновь вернемся к сухим и суровым цифрам: к маю импорт автомобилей из соседней страны к нам упал с 23,2 до 12,9%.

Во-вторых, исходя из предыдущего пункта, меняется состав лидеров продаж. Вот интересный пример с Lada. Несмотря на все перипетии, ВАЗовские машины пользуются стабильным спросом и даже вышли на четвертое место по итогам первого полугодия – годом ранее бренд был на пятой строчке. И обошла Lada не кого-нибудь там, а более чем уважаемую Toyota. Дело в следующем: из-за проблем с логистикой питерский завод концерна не может покрыть потребность в самых популярных моделях – Camry и Rav4. В результате – падение продаж на 54%.

Еще хуже досталось Renault. Легковые модели марки для Казахстана импортировались из России, кроссоверы собирались здесь, но тоже из российских машинокомплектов. Потеряв производственные мощности в РФ, Renault лишился 32% продаж, если судить по первым полугодиям: в 2021 году хозяев нашли 1273 машины, в нынешнем году – 854. По месяцам картина более драматичная. Падение в мае 2022-го относительно этого же месяца 2021-го составило почти 80% - 70 проданных машин против 310. Ранее в представительстве Renault сообщали, что поставки машин приостановлены, и сейчас дилеры распродают остатки. Что дальше ждет бренд на нашем рынке – неизвестно.

Другая заметная потеря в топ-10 – Volkswagen. В июне прошлого года «народный немец» был на шестой строчке абсолютного зачета с приростом в 126%. Главным драйвером продаж выступил Polo, который с января по июнь 2021-го разошелся тиражом почти в полторы тысячи штук. Плюс VW тогда продал еще две сотни авто других моделей. Сейчас же – 997 машин за полгода и всего 63 за июнь, хотя в прошлогоднем июне «урожай» составил 465 штук. Налицо последствия закрытия заводов в Калуге и Нижнем Новгороде.

Может показаться, что дела в Казахстане разладились только у европейских брендов, локализовавших производство в России. Это не так. Исконно российские ГАЗ и УАЗ тоже понесли серьезные потери в продажах: минус 78% и 55% соответственно в сравнении с первыми шестью месяцами прошлого года.

В-третьих, весь этот комплекс проблем взвинтил цены. С февраля абсолютно все автомобили подорожали в разной степени. Наиболее показателен пример с продукцией Volkswagen. Так, в начале года топовая версия кроссовера Tiguan стоила около 16 млн тенге. Сейчас за эту сумму даже к «базе» не подберешься – простейшая моноприводная версия оценена почти в 21 млн тенге. Цена полной комплектации подобралась к внушительным 27 млн тенге.

Что дальше?

Сложившаяся ситуация явственно показала важность локализации производства в Казахстане. Лидеры продаж – Chevrolet, Hyundai, Kia – собирают автомобили здесь. Более того, компании объявили о намерениях наращивать темпы производства, увеличивать степень локализации да заодно диверсифицировать логистические цепи.

Также стоит отметить растущую популярность китайских авто. По итогам июня в десятку лидеров попали сразу три бренда из Поднебесной – JAC, Chery и Exeed. Два последних, между прочим, вышли на наш рынок совсем недавно. Похоже, присутствие компаний из Китая будет расти.

В общем, автомобильный рынок Казахстана постепенно трансформируется. Очевидно, ключевые игроки будут делать ставку на локализацию сборки с увеличением независимости от поставок из России, ведь непонятно, когда геополитическая ситуация стабилизируется. Самим российским производителям конкурировать будет сложнее, особенно в свете урезания комплектаций автомобилей. Наконец, перспективы некоторых брендов и вовсе туманны.

При всем этом не будем забывать, что бизнес обладает удивительными способностями к адаптации, если игра стоит свеч. А пока будет спрос – бизнесу будет стимул найти нетривиальные решения и варианты.